Велосипеды и концерт Берковского


Пару недель назад мы докупили третий, недостающий, велосипед для Антона. Теперь у каждого из нас есть по два колеса. Парадоксальным образом, Антоновский велосипед оказался похуже Иркиного, при том, что он нам обошелся на 7 долларов дороже. Но мы не гонялись за дешевизной - велосипед на ходу, удобный, Антону подходит.

Так что в прошлую субботу мы наконец-то выехали на велосипедную прогулку всей семьей. Нашей целью был Проспект парк - замечательный парк примерно в десяти остановках метро от нас. Мы с Антоном там уже побывали за неделю до этого, и нам там очень понравилось.

Сразу скажу, что мы катались около четырех часов, здорово притомились, особенно самая неопытная Ира, но получили массу удовольствия.

Проспект парк, конечно, не лесной массив, но довольно велик, объехать его по кругу на велосипеде можно минут за сорок-час. По его периметру идет просторная асфальтовая дорожка, по которой и двигаются стройными рядами посетители парка - бегуны, велосипедисты, роллеры (это те, кто на роликах) и просто гуляющие, которых по сравнению со всеми остальными крайне мало. Посередине парка два пруда, там плавают разные утки, которые принимают кусочки хлеба едва ли не из рук, множество белок, тоже почти ручных. Еще там есть какая-то культурная жизнь, но мы ее пока не заметили. Говорят, что там где-то притаился небольшой зоопарк. Мы въезжали и выезжали из парка с южного конца, а своим северным краем он примыкает к главной площади Бруклина, где расположен Бруклинский музей, Центральная библиотека и Триумфальная арка не знаю по какому поводу.

Катаясь в парке, мы наконец почувствовали осень. Когда мы ездили на КСП, осень фактически еще не началась. А сейчас мы, конечно, видим изменения на окружающей растительности, но не сильно, потому что растительности в целом не так уж и много по сравнению со всем остальным, и среди этой растительности довольно много всяких вечнозеленых.

Но в парке, действительно, осень. Настоящая американская осень. “… в Америке все богаче. Это относится и к осени. … лес окрашен с варварской роскошью. Но как-то у нее, природы, так получается, что какие бы дикие сочетания она ни придумывала, все ей идет, из всего выходит гармония. Правда, гармония чужая - скорее Ван Гог, чем Левитан. Никакого покоя, напротив - истерическая напряженность дикой, неочеловеченной природы. Сразу видно, что эти горы выращивали не покорного мужика в онучах, а буйного индейцах в орлиных перьях.” П. Вайль, А. Генис “Американа” То, что мы видели в парке, конечно, не дотягивает до описанной в цитате картины, но только по масштабам - все-таки парк это не горы Новой Англии. Но по сути все верно - осень необычайно красочная, разноцветная, веселая, я бы сказал. Особенно на закате, когда солнце светит сквозь кроны деревьев, перекрашивая их из желтых в золотые, из красных в багряные, из зеленых в изумрудные.

Так что, если еще раз выдастся теплый денек в выходные, обязательно поедем туда еще раз - у нас там утки недокормленные и осень недосмотренная.

В тот же день вечером мы пошли на концерт Виктора Берковского. Ужасно здорово! Наконец-то можно было попеть старые песни - “Гренада”, “На далекой Амазонке”, “Каждый выбирает для себя”, “Ночные дороги”. Берковский со своим напарником Дмитрием Богдановым замечательные музыканты и рассказчики, и мы ни секунды не скучали. Были и песни, которых я раньше не слышал, но мне все равно очень понравилось. А поскольку они все время просили зал подпевать, получилась замечательная дружеская атмосфера.

Концерт был опять почему-то в синагоге, в той же, где мы слушали предыдущий бардовский концерт.

Пели они и из детских песен, и из “Али-Бабы”, так что и Антон был доволен - а ведь сначала идти не хотел. Под конец они спели Пэгги со всякими разнообразными куплетами, которых я не знал, типа:

“Жил-был на кухне таракан,
Он весил сорок килограмм,
Вот так закуска под стакан,
Спляшем, Пэгги, спляшем…”
(сочинено, по их словам, мальчиком), или, за авторством какой-то девочки:

“У Пэгги не было козла,
Вот так всю жизнь и провела,
Трудно живется без козла,
Спляшем...”

(я, как это услышал, вспомнил известный тост-анекдот, что у каждой женщины должно быть три зверя - ягуар в гараже, норка на плечах и козел, который за все это заплатит, и просто лег на пол от смеха), или другой мальчик

“У Пэгги жил огромный лось,
Жаль, прокормить не удалось,
Ах, до чего ж огромный лось,
Спляшем...”

Апогеем стал ученый глист, который вылезать умел на свист, зал просто лег влежку, но мы это уже знали.

А под самый конец они спели песню, написанную ко дню рожденья Сухарева, построенную на том, что обрезание на иврите будет брит-милла - почти Брич-Мулла. Использовали музыку Брич-Муллы и из Али-Бабы, а также старый анекдот:

"Приходит еврей к раввину и спрашивает:
- Ребе, зачем мы делаем обрезание?
Раввин не успевает и слова сказать, как из соседней комнаты выходит его жена и говорит:
- Ну во-первых, это красиво!"

Ну вот, в их песне было про то, как плохим поэтам делают Брич-Муллу, как жужжит над ухом вечная пила, и

“На базаре всем известно,
тем, кто ходит в туалет,
кто поэт хороший очень,
а кто вовсе не поэт!”

(это переделка кусочка из Али-Бабы), и делают это в

“...далеком кишлаке,
куда едут в арбе на своем ишаке,
а оттуда поэты бредут налегке
и безумно прекрасны собою!”

Это было просто истерически смешно.

Мы там купили их кассету и диск с детскими песнями, который Берковский Антону надписал: “Все песни выучить”.

И, чтобы закончить уж тему этих выходных, в воскресенье мы были в Метрополитан музее, где посмотрели выставку портретов Ингреса - не то чтобы он был великий художник, но надписи подробно разъясняют, что же в его картинах есть интересного, и действительно - интересно. Выставка небольшая, минут на сорок. Ну и еще быстренько пробежались, посмотрели на будущее, что еще есть - японский фарфор, исламское искусство. В который раз меня восхищает в Метрополитене продуманность экспозиций. Все описано, подписи под картинами и экспонатами очень подробные и максимально интересные. К сожалению, в этот раз времени у нас было маловато, поэтому мы не успели посмотреть постоянную выставку картин, - а там много очень неплохих, много Рубенса, Рембрандт, говорят, интересная выставка импрессионистов. Ну, в следующий раз сходим, благо здесь мы пока ведем довольно активный образ жизни (тьфу!тьфу!тьфу!).

Потом пошли в музей Рериха на очередной концерт - и он оказался совсем неудачным. И программа не фонтан (хотя композиторы хорошие - Шуберт, Дебюсси, Рахманинов, Чайковский), и голос у певицы, и слушать Чайковского “Весна идет” по-английски ну совсем не здорово. То есть не то чтобы совсем, но на троечку суммарно. Хорошо только, что он быстро кончился. И что мы еще раз зашли в музей, посмотрели на картины. Антон сказал, что он живопись вообще не уважает, по сравнению со скульптурой, но Ингрес ему нравится больше Рериха. Значит, количество посещения музеев переходит в качество :).

ноябрь 1999 года

Главная