Вечеринка


Не так давно у меня была возможность понаблюдать своих коллег в несколько иной обстановке. 4-го августа компания устраивала «party», вечеринку, посвященную лету. Следующая такая вечеринка будет в декабре и посвящена, понятно, зиме.

Отмечалось это дело в корейском ресторанчике в Манхеттнене. Приход жен и детей приветствовался, так что мы пошли в полном составе, тем более, что на халяву. Скажу сразу, корейская кухня нам не понравилась, даром что Ира наполовину кореянка.

У одного нашего мужика, по имени Том, жена тоже кореянка, только чистокровная. Я ему говорю, мол, братья мы по счастью-то, у меня жена кореянка наполовину. А он мне с гордостью «А моя так на обе половины». Мне обидно стало, я ему отвечаю «А моя еще наполовину украинка!». А ему и крыть нечем. Знай наших!

Возвращаясь к вечеринке. Часть народа успела забежать домой и что-то понаряднее нацепить. Но в основном форма одежды такая же, как и в офисе - только рубашки глаженные и чуть понаряднее, и брюки вместо шортов. Один человек пришел в пиджаке, в галстуке не было ни одного. Вечернее платье надела только моя жена, она специально стребовала с меня 20 долларов на него. Причина, конечно же, была в том, что платье ей нравилось, а вечеринка была лишь поводом. Но платье оказалось весьма красивое. Правда, чтобы быть в тон с этим платьем, мне пришлось надеть черные джинсы, и в них было несколько жарковато.

Когда народ приходит на вечеринку, принято здороваться, спрашивать, как дела, и прочее. Это было для меня сюрпризом - ведь весь день в одном офисе толклись!

Семьи у моих коллег разные, подчас весьма неожиданные. У Брайана Форемана, которому 65, сорокалетняя жена (второй брак) и трехлетняя дочь. Причем он с женой - евреи, а дочь - китайчонка. Жена его решила, что рожать - это все глупости, долго и сложно, и они взяли готовую. А вот почему китайчонку, непонятно. Наверное, чтобы в расизме не обвиняли.

У другого ветерана - Эда Зада - двухлетняя дочка, родная, а ему самому по виду где-то 55. У китаянки Син Хе муж итальянец Карло Карневали, старше ее минимум лет на 15, судя по внешнему виду. Но смотрятся они вместе чрезвычайно колоритно - она тоненькая, элегантная, в шляпке, с круглым лицом, короткой стрижкой и раскосыми глазами; он - в какой-то синей рубахе в тон синих мечтательных глаз, не выпускает сигарету изо рта, шапка вьющихся седых волос и загорелое, почти красное улыбающееся лицо.

Еще у нас там есть парень по имени Дэн Чарлсон, вроде бы настоящий американец из Сиэтла. Работал в Микрософте, занимался локализацией их продуктов на японском рынке и на японском языке, жил в Японии, круто занимается айкидо. Чуть-чуть знает русский. Так вот, недавно оказалось, что он на самом деле - кто бы вы думали? - швед, и фамилия его настоящая КАРЛСОН! Так что сбылась мечта детства - я каждый день вижу живого Карлсона :)

Еще есть симпатичный толстенький парень из Коста-Рики, по имени Хуан, рядом со мной сидит. Он очень наслаждается произнесением русских слов, и все время поет “Корошо, корошо, мне корошо”, чем доставляет всем русскоговорящим сотрудникам много радости. Словарный запас его невелик, но неожиданен - недавно он вдруг спросил через стол: “У вас есть карта Москвы?”. Он мне говорит, как что будет по испански, а я ему - по-русски. Получается неплохо. Сегодня он с гордостью показал на гору каких-то картонок и проговорил “Большой коробка для бумага”. Звуки он произносит неплохо, но акценты ставит не туда.

В таком вот роде и все остальные. Нетрадиционно ориентированных я вроде не заметил.

В приглашениях на вечеринку было сказано, что можно брать с собой «significant others», что включает в себя одновременно и wife, и girl-friend, и boy-friend. И ты не окажешься бестактным по отношению к твоему коллеге-мужчине, предлагая ему взять с собой подругу, в то время как она у него не girl-friend, а boy-friend. Но политкорректность политкорректностью, а вопросы они задают любые и не стесняются. У меня было спрошено и про мою национальность, и про вероисповедание, и про то, как это получилось так, что мне двадцать четыре, а ребенку у меня одиннадцать (пришлось объяснять, что я не отец, а отчим, раз пять), почему у меня очки желтого цвета, и прочее. Но все это спрашивают доброжелательно, с улыбкой, из чистого любопытства. Может, это и правильно?

август 1999 года

Главная