Письмо №28. Наша жизнь


Подал я заявление на квартиру в кооперативном доме. Если повезет, получим жилье всего за 14 тысяч. Правда, мы его не сможем ни сдавать, ни продать, но зато месячные платежи будут мизерные.

По Интернету нашел адрес музея Рериха в Нью-Йорке. Правда, сходить туда пока что некогда.

Решили родители отметить месяц нашего пребывания здесь (как говорит с ужасом Женька, "мы здесь уже целый месяц, а я еще не разбогател!"). Я думал, мы, как есть теперь свободные люди на Диком Западе, тяпнем какого-нибудь винишка французского, но папа купил "Букет Молдавии" ;-( ;-) Впрочем, и он, как всегда, пошел неплохо.

В Москву мы звоним довольно часто. Есть две компании - у одной минута стоит 17 центов, а у другой 5 центов, но еще доллар снимается за каждый звонок, даже если не было соединения.

У меня со страшной скоростью протираются носки. Может, это потому, что я почти каждый день в баскетбол хожу играть. А может, виной купленные здесь кроссовки. Производители кроссовок вошли в долю с производителями носков и специально делают обувь, от которой носки быстро протираются и их продажи растут, а они от этого получают определенный процент.

"Это заговор. Против меня и Франции". Бонасье

Все, кроме меня, упорно учат английский. Я тоже учу, читаю газеты, книжки, смотрю телевизор. Но и по-русски читать тоже хочется, вот почитываю Гоголя "Избранные места из переписки с друзьями" - это его последнее произведение, которое он ценил больше всего, что-то вроде вероучительных наставлений, да и всего прочего Гоголя тоже. Очень уж он мне нравится ;-))

Скучновато без музыки, которой у нас почти нет (несколько не очень душевных классических дисков, да "Голубой щенок", да всякая туфта), а душа просит "Митьков" или "Манги-Манги". Так что я их сам себе тихонько пою. А еще хочется всякого классики хорошей, блюза-джаза, Макаревича и всего как обычно. Ну, да Ира привезет.

Я от безвылазного сидения дома за компьютером слегка озверел (правда, наблюдаются определенные положительные сдвиги в моем программистском уровне). Даже подумываю, не сходить ли в выходные поиграть в ЧГК, а то я ни с кем, кроме родственников, не общаюсь, и уже опухать начал.

июль 1999 года