Письмо №29. Работа.


Называется моя фирма Language Works, и была это простая американская переводческая контора, в основном специализирующаяся на восточных языках. Потом в этой конторе появились умные русские программисты, и бизнес компании расширился.

Они окучивают крупных клиентов, ведущих (или собирающихся вести) международный бизнес. Документы, которые клиенты генерируют на английском (а это рекламно-информационные материалы, договора и прочая юридическая литература, инструкции по пользованию различными товарами, надписи и макеты на коробках для этих товаров, и т.д.) тиражируются на разные другие языки. Это требует не только собственно перевода, но и, зачастую, работы в разных издательских программах типа Кварка. Ведь если у клиента нет японской версии Word, файл с японским переводом ему не открыть и не распечатать.

Также, мы учим их веб-сайты разговаривать на разных языках. Также есть отдельный человек, занимающийся переводом рекламы. Причем этот бизнес сейчас приобретает совершенно новые черты. Ведь мало перевести весь сайт, все надписи и тексты на другой язык. Надо, во-первых, этот процесс так организовать, чтобы между переводами было соответствие, так как перевод идет сразу на несколько языков, и даже на один язык переводят несколько переводчиков. Во-вторых, содержание сайта и надписи постоянно обновляются и корректируются, и процесс перевода новых кусков тоже надо организовать так, чтобы не приходилось переводить заново все.

Это нас подводит, во-первых, к тому, что компания-хозяин сайта становится постоянным клиентом, и компания переводчик уже получает деньги не за Товар - перевод, а за ПРОЦЕСС - поддержание сайта в рабочем с точки зрения языка состоянии. Во-вторых, возникает куча технических проблем. Идут большие заказы на переводы сайтов и всяких софтверных продуктов, а там тексты коротенькие, два-три слова, но надо выдерживать идентичность - если одну страничку дали переводить одному переводчику и он перевел "Go!" как "Начать", а другой на другой странице перевел это как "Вперед", это плохо.

Поэтому возникает задача - для каждого такого проекта составлять свой словарь терминов и его придерживаться (ведь клиент будет развивать свой сайт, и придется переводить добавляющиеся тексты и не запутаться при этом), и максимально использовать при этом уже готовые глоссарии. Тут надо определить, что считать термином, а что нет, как искать термины в тексте, приходящем от клиента, как вообще весь этот процесс организовать с составлением своих словарей, распознаванием текста и т.д.

Все это очень и очень интересно, бизнес быстро растет, приходят крупные клиенты. Компания растет в сторону программирования, управления системой документации клиентов, отходя только от переводов, которые хороши как основа бизнеса, но денег приносят немного.

Я начал работать с 1 июня. Должность моя называется "Application Developer", и я отношусь к депертаменту информационных технологий, где кроме меня еще начальник отдела, системный администратор и еще один девелопер. Работаю за довольно маленькую для программиста зарплату, но в целом по Америке моя зарплата выше средней. Плюс бенефиты - страховка, проездной, ланч. Предполагается, что заниматься мне надо будет не только программированием, но и бизнес-проектами, рисовать кучу диаграмок, оформлять документацию, а уж потом программировать.

Например, сейчас президент (его зовут Кевин) меня хочет послать на курсы бизнес-английского, чтобы я мог на хорошем "официальном языке" разговаривать с клиентами и т.п. Пока что единственный бизнес-проект, в котором я участвовал - это веб-сайт для Ситибанка, я там продумывал концепцию словарей, как они должны быть организованы и зачем. Потом еще занимался созданием аппликации для управления персоналом, но сделал половину и меня переключили на другой проект. В основном, конечно, я программирую. Работаю на Lotus Notes, Visual Basic, Access, HTML, JavaScript, теперь вот походил на курсы и Java немного освоил. Возможно, придется выучить Oracale. Хорошим программистом я вряд ли стану, но основы ремесла освою.

Русских работает трое (то есть весь программистский отдел из России), двое их них из Москвы - мужики около 40, и парень из Одессы. Но у Кевина и еще у одного начальника жены русские, так что компания достаточно "русифицирована".

Меня несколько ошеломила скорость, с которой они меня взяли. Я поговорил с мужиком 5 минут по телефону, потом 15 минут устно, потом еще 15 минут с президентом по-английски.

Получилось, что я получил работу с первого же интервью! А поскольку это произошло во время нашего второго месяца тут, мы получим подарок от НАЯНы - $400. Так нам объяснил наш ведущий по труду, Ларри Ховард. Это такой придурошный американец (как и все они), который, видимо, долго жил в России, говорит по-русски и имеет двухлетнюю дочку в Ленинграде. Так вот, он объяснял этот механизм так - "Ты нашьол работу на второй месяц - БУМ! - с дньом рожьдения! - на тьебе четыре ста долларов." Мы там с трудом сдержались от смеха. Но фактически, он нам ничем помочь не мог, потому что работы у него неквалифицированные. Мы у него были через три недели после приезда, и следующую встречу он нам назначил только в июне - то ли потому, что ему работать лень, то ли потому, что не хочет нам мешать (ведь если НАЯНа находит тебе неквалифицированную работу, от нее потом довольно трудно отвертеться).

Контора находится в Мидтауне (посередине Манхеттена), на углу Бродвея и 25-й улицы. Так что их Бруклина мне ехать где-то час (если поезд стоять не будет), от родителей было час двадцать. Сидят они в большом здании, в огромной комнате с колоннами, которая вся страшно заставлена столами, компьютерами и прочей техникой, где сидят и переводчики, и полиграфисты, и программисты. Форма одежды ЛЮБАЯ (включая джинсы), еда на рабочем месте (они, кстати, организовывают еду, если еда нормальная, то это неплохо). По офису ходит СОБАКА, колли. Я просто обалдел, увидев ее. В соответствующем виде ходят президент, и начальник над программистами. Для президента максимум парада, который он одевает только для самых больших клиентов - брюки (не джинсы) и отглаженная рубашка. Как они при этом умудрились заарканить в качестве клиента Ситибанк (один из трех крупнейших банков в Америке и в мире) - мне непонятно.

В целом, по-моему, работа отличается не сильно, так же люди треплются о посторонних вещах, периодически играют в игрушки (кто любит). Правда, говорят, стукачество распространено, хотя я пока с этим не столкнулся.

Много у нас колоритных личностей. Например, работает супружеская пара - американец и японка, у них собака, которую они на работу берут, так как оставить не с кем. Кевин тоже периодически притаскивает своего полугодовалого сына. Самый грамотный человек, Том Алвуд, преподавал греческую литературу в университете, знает латынь и семь европейских языков - все время ходит с засученными по локоть рукавами, так как все предплечья у него в очень красивых цветных татуировках. Есть японка, китаянка, итальянка, пакистанка, индиец, еврей (настоящий американский, не из России), две испанки. Есть немец Уве, который прекрасно говорит по-русски и любит петь "Мы красные кавалеристы", бегая по офису (он жил в Москве в семье Льва Дурова, а еще жил в Пекине и знает китайский, равно как и французский, испанский, португальский, польский, не говоря про английский с немецким).

Есть шотландец Стивен, которого иногда дразнят, называя scotch (это напиток, виски, а "шотландец" будет scottish). Он, кстати, тоже по-русски говорит. Есть мужик по имени Эд Зад, настоящее имя которого Эдуард Задунайский. Родители его родителей эмигрировали после революции в Аргентину, потом семья перебралась в Америку. Русского он не знает, и фамилию сократил, потому что местное население ее не в состоянии произнести (да и он сам тоже). Но знает массу других языков. Есть кореец, который написал пьесу "Пиголетто", и давал нам всем бесплатные билеты на спектакль. Мы решили пойти всем отделом, а так как спектакль был поздно, в 10 вечера начало (правда, продолжительность всего час), то в ожидании посидели на работе подольше, а потом собрались поужинать.

Кевин, который тоже задержался, узнал, чем вызвано служебное рвение, одобрил, сказав, что ужин за счет компании. И мы прекрасно поели сырой рыбы с пивом в японском суши-ресторане. Потом поехали в театр (туда же приехали Ира с Антоном, и Кевин с женой тоже пришли). Пьеса очень странная, пересказать невозможно, что-то типа сюрреалистического продолжения "Риголетто". Мы все поняли плохо - русским не хватало знания английского, американцам - знания что такое Риголетто. Финал похож на развязку греческой трагедии - все герои с нечистыми помыслами погибают, а такие там все, исключая дочку Риголетто, которая появляется в виде духа, и как раз всех и успокаивает.

Причем Риголетто сначала появляется в виде свиньи, и превращается в человека только к концу спектакля. Но при всем при этом актеры были очень хорошие - даже ничего не понимая, на них было крайне интересно смотреть, и постановка неплохая.

июль 1999 года

Главная